?

Log in

Еще одна книжка первой половины 60-х маленького формата 7 х 9 см. В те годы она вполне могла выйти в издательстве "Детский мир", но вышла в "Художнике РСФСР". Обложка - тонкий картон.
Одна из первых книжек ленинградского детского поэта Вольта Суслова. Хорошая статья о нем ЗДЕСЬ




Read more...Collapse )
Очень редкая и очень очаровательная книжечка первого послевоенного года издания, размером чуть больше спичечной коробки. Всего восемь страничек.
Оформила книжку Вера Моисеевна Бомаш, жена детского писателя Нисона Александровича Ходзы.
Единственное издание.


Read more...Collapse )
Вслед за
Panache l'Ecureuil (1934)
Plouf Canard Savage (1935)
Scaf Le Phoque (1936)
представляю четвертую книгу серии "Альбомы папаши Бобра" в оформлении Федора Рожанковского, вышедшую в свет в издательстве "Flammarion". Подробнее об этой серии здесь:
Рожанковский и все-все-все...



Смотреть дальше...Collapse )

Киплинг-художник.

Творчество Киплинга достаточно хорошо изучено у нас. Первые произведения на русском языке появляются еще в конце XIX века. К сегодняшнему дню общие тиражи изданий превысили 10 миллионов экземпляров. Его книги иллюстрировали такие мастера рисунка как Ватагин, Курдов, Лебедев, Май Митурич, Пахомов, Н. Чарушин, Дувидов и другие. Однако, редко кем в ряду иллюстраторов упоминается имя еще одного человека - самого Редьярда Киплинга. А они весьма любопытны.
В самом деле, было бы странно, если б Редьярд, сам сын даровитого художника, не проявил себя, хоть отчасти, в том же качестве. В России, а затем в Советском Союзе вышли лишь единичные книги с иллюстрациями автора. Представляемая сегодня - первая среди них. "Маленькие сказки" вышли в свет в 1907 году в московским издательстве И.Д. Сытина в переводе Любови Борисовны Хавкиной. Довольно объемная книга в 156 страниц вышла в шитом блоке, но под мягкой обложкой. Мой экземпляр был дополнительно профессионально переплетен в советское время в полукожаный переплет с золотым тиснением по корешку, что безусловно способствовало его отличной сохранности. Под переплетом издательские обложки сохранены.
Но вернемся к иллюстрациям. Было бы самонадеянно думать, что оригинальную цветную обложку Киплинг рисовал эксклюзивно для Товарищества Сытина. Возможно, она позаимоствована из какого-нибудь более раннего европейского издания, но в интернете материал представлен скудно, так что подтверждения я не нашел. Тот же вопрос касается орнаментальных заставок к сказкам. Они исполнены в стилистике рисунков Киплинга, но однозначно утверждать об авторстве не берусь.
В своих иллюстрациях Киплинг не менее оригинален, чем в сюжетах сказок, вошедших в книгу. Рисунки не дополняют, не иллюстрируют повествование в буквальном смысле. Они вполне себе самостоятельны. В своих иллюстрациях Киплинг настолько выступает мифотворцем, что вынужден давать пространные пояснения, порой занимающие такую же площадь страницы, что и сами рисунки. Из пояснений видно, что простор фантазии автора упирается разве что в прагматичные замечания издателя: "Они выглядели бы еще красивее, если бы мне позволили их раскрасить", "Я хотел было раскрасить этот рисунок, но мне не позволили". Автор-художник, словно видя, как ребенок тыкает в книжку пальчиком и спрашивая папу, маму или няню: - "А что это?" - дает взрослым подсказки-пояснения, тем самым все больше вовлекая ребенка в свой придуманный мир. Его рисунки не восхищают, но завораживают.
Одни исследователи находят сходство графических работ Киплинга с работами Бердсли, Робинсона, английского художника Сидни Сайма.  Другие видят влияние японских гравюр укиё-э. Мне сразу вспомнились работы Уилла Брэдли. Одно можно сказать определенно - графика Киплинга вполне себе вписывается в стилистику модерна. Графические заставки и концовки каждой сказки (очевидно, работы одного из художников, сотрудничавших с Товариществом Сытина) лишь подчеркивают это. Чего только стоит иллюстрация к сказке "Как кот гулял, где ему вздумается"  в четкой графической перспективой и "фирменными" Билибинскими мухоморчиками ))).

Формат книжного блока 17,5х21,8 см. Тираж не указан.

Мягкая издательская обложка

Read more...Collapse )
В 2016-м году ноябрь выдался самым успешным с точки зрения пополнения книжной коллекции. Успешным как по количеству, так и по качеству находок. Среди них оказалась и эта, скромная на первый взгляд, книжечка ярославского издательства. Примечательна она тем, что вместе с двумя другими похожими детскими книжками является одной из первых, отпечатанных на Ярославском полиграфическом комбинате.
Все три книжки оформлялись Николаем Ивановичем Кирсановым, к работам которого я отношусь с особенным пиететом.
Вот такие неброские тоненькие региональные книжечки находятся тяжелее всего. Но находятся!

Уменьшенный формат. Бумажная издательская обложка.
Тираж 100 тыс. экз.


Read more...Collapse )
Через пару дней Новый Год. Новогодние гирлянды, Дед Мороз, волшебство. Хочется чего-то очень настоящего и доброго. Вспомнил про "Собакин нос". Искал, искал, пока не сообразил, что несколько лет назад постил его в журнале. Подниму. Пусть последние предпраздничные дни пройдут под знаком "Большой Собаки" ).
Всех с наступающим! Будьте счастливы!!!! )))))))))))

Оригинал взят у baxmyp_ka в Собакин нос. Игорь Маслов

"На «Площади Революции» сидят бронзовые собаки с истертыми носами. Каждые 8,2 секунды в среднем одну из этих собак трогают за нос. Никто не проводил опросов, с какой целью этих собак за носы и иногда за лапы трогают. Одно несомненно для всех: потрогать за нос собаку — это можно. Вот если кто будет гладить бронзового стахановца или птичницу — то всем станет неловко за этого человека. Только бронзовых собак и можно трогать. Иногда даже из трех пассажиров очередь выстраивается. А ты, даже если не трогаешь собаку, а просто стоишь и кого-то ждешь, то эти люди не вызывают неприятия. А даже к ним начинаешь хорошо относиться, как к собакам, я не шучу. А вот если люди гуляют по культурному центру, и тут один человек внезапно останавливается и осеняет себя крестом, увидев святую православную церковь, то остальным людям именно что неловко. Умиления уж это точно не вызывает. Все резко ощущают себя атеистами. Но вида не подают. Про себя думают примерно следующее: «Ну если человеку так легче… К тому же у нас свободное гражданское общество, мог бы выбрать и ислам, спасибо, что не…» И таких людей, которые осеняют себя на улицах православным крестом, их все-таки немного, хотя религия эта у нас, считай, титульная. А вот на «Площади Революции» собак за нос трогают очень и очень многие. Большинство из них, как и в любой религии, — это девушки и тети. Но встречаются и дядечки, и молодые сумрачные люди, и вовсе перекрытые типы — никому ничего объяснять не надо. Вот собака, вот у нее нос, хочешь — потрогай ее за нос. Теории никакой не надо. Никаких тебе 90 томов патристики в кожаных переплетах. А вот приехала на поезде тетя с дорожным кейсом, на колесиках, улетающая в теплые края, и тоже потрогала собакин нос. И все, кто трогает нос, имеют на лице скрытую улыбку — над самими собой, что вот какие мы дуралеи, но может ли кто осудить нас. Наверное, поэтому собакин нос и работает. А если сделать из собакиного носа Предмет Культа, то полезут всякие активисты и толкователи, и все испорят.

По последним научным данным, в тех далеких краях, куда мы проезжающие, там нет ни тьмы, ни жаровен, ни чертей. Ни таких-же-как-ты людей, твоих мучителей (Ж.-П. Сартр). Ни уж тем более того, чему не поверил еще Том Сойер в воскресной школе. Ничего этого нет. Сначала попадают в такой уютный дом, в стиле архитектора Райта, классика параллельных линий. И сидят там в гостиной у горящего камина, и всё как в жизни, только вот есть совсем не хочется. И выпить тоже не хочется. Куда там «выпить», все и так на слегка на адреналине. Все понимают, что будет встреча с Неведомым. Одни вспоминают Жисть свою, и Косяки свои, и подбирают к каждому Косяку логическое оправдание. Другие понимают, что логические оправдания не катят — надо бы покаяться. А кто самые умные,   те понимают, что надо Реально Раскаяться — и тогда, может быть, и прокатит. И тут входит девушка-горничная, спрашивает, не надо ли кому кофе. Все ей хором говорят: «Шла б ты со своим кофе, у нас экзамен через пять минут», — и девушка уходит, а все понимают, что это был последний шанс, что надо было ее расспросить, что говорить Ему, а теперь вот не расспросили, теперь всё пропало. Все от этого лишаются даже видимости душевного равновесия и сидят в креслах, закрыв лицо руками. Пока не слышат чьи-то шаги, теплое дыхание и чувствуют, что кто-то лижет им руки и лицо. И там — да, стоит Большая Собака, ну не очень большая, чтобы не страшно было, но раза в полтора больше обычной собаки — той же породы, что и собаки на «Площади Революции». Собака ничего им не говорит, хотя могла бы им всё сказать — это Самое Главное Существо во Вселенной и Вообще. Большой Собаке про них всё известно и всё понятно, но относится она к ним так, как собаки относятся к своим хозяевам. То есть: любя и не спрашивая. Это та самая собака, которую они хотели в детстве. Та самая, которую они не купили детям своим (потому что  — кто с ней гулять будет и куда ее девать, если отпуск). И люди внезапно осознают, какие ж они были крохоборы, — а только Большая Собака их любит всё равно. И что? И поэтому люди, если хотят, могут всю оставшуюся вечность сидеть и гладить Большую Собаку. На сколько-то их хватает, а потом опять хочется покататься на всех по-возможности аттракционах.

Вот поэтому-то люди гладят собак в метро «Площадь Революции». Другого реалистичного объяснения я не нахожу.

Игорь Маслов.

Спорников Борис Александрович (1930 - 2005).
Украинский художник. Родился в Киеве. Там же окончил республиканскую художественную школу. По рекомендации С. Григорьева поступил в 1952 году в Киевский художественный университет, где учился у К. трохименко. С 1957 ода преподавал живопись в художественном училище г. Днепропетровска.  В 1958 году переведен в Омск, где стал членом Союза художников и возглавил областную организацию. Работал в Омском педуниверситете на художественном факультете. В 1969 году вернулся в Киев.
В Омске с 1959 по 1960 год Спорников оформил девять детских книжек. Какие-то сам. какие-то вместе с Е.А. Куприяновым.

Формат увеличенный. Бумажная издательская обложка.
Тираж 100000 экз.


Read more...Collapse )
Вот интересно, знакома ли эта книжечка donna_benta ?

Третья по счету книга, оформленная Рожанковским для французской детский серии "Альбомы дядюшки Бобра".
Можно видеть, что художественное решение разительно отличается от двух, показанных ранее, книг. Рисунки в тексте уже не ютятся по углам. Они, словно вырвались на тесных рамок на широкие чистые поля, что создает более объемное восприятие. Иллюстрации более не напоминают картинки школьных методичек "живая природа". Они живые, динамичные. Возможно, лишь к третьему году сотрудничества художник сумел решиться немного подвинуть супругу издателя в плане композиционного решения ).


Read more...Collapse )

Profile

baxmyp_ka
Вахмурка

Latest Month

May 2017
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner