(no subject)

                          Дорогие друзья и читатели моего журнала!
Буду признателен, если вы поможете пополнить мою коллекцию дарственных надписей из книг. Присылайте фото или сканы любых дарственных, если они показались вам чем-то примечательными, забавными, а может наоборот - самыми типичными для какого-то периода жизни нашей страны. Некоторые из таких надписей можно посмотреть по тегу "Дарственные надписи".   

Коростина Л. "День рожденья". Худ. Е. Лаврентьева, 1952г.

   Что являли собой популярные книжки центральных издательств для детей младшего возраста в 50-е годы многие себе представляют. А какие книжки попадали в руки маленьким читателям в маленьких провинциальных городках? На примере сборника стихотворений Людмилы Яковлевны Коростиной, изданного в 1952г Чкаловским издательством, проследим их характерные черты.
IMG_0411.JPG

Collapse )

Саконская Н. "Книжка эта про четыре цвета". Худ. А. Брей, 1934г

  Просматривая различные детские издания и размышляя, какую книжку сделать героем очередного поста, вначале я отложил в сторону "Четыре цвета" Саконской, как делал это уже много раз прежде. Наверное нетрудно заметить, что в первую очередь я стараюсь показать издания, обладающие характерными признаками того или иного временного периода. Действительно, если открыть "Книжку эту про четыре цвета" 1934 года издания, вряд ли оно может открыть нам что-то особенное и претендовать на звание "книжки эпохи". Конечно эта цветная яркая книжка-праздник в оформлении Брея сама по себе вполне самодостаточна. Тем не менее, интересна ее трансформация от одного издания к другому.
  Первое издание было выпущено издательством "Земля и Фабрика" в 1927 году в оформлении Елены Чичаговой-Россинской. Судя по тому, что в Рунете разыскать даже электронное изображение внешнего вида не получилось, можно отнести его к разряду букинистических редкостей.
  Следующие два издания в 1929 и 1930 годах выпущены Государственным издательством с иллюстрациями Лидии Поповой.
1 копия.jpg
 То, что желтый шрифт на белом фоне, как и некоторые бледно-желтые элементы рисунков очень сложно воспринимаются на белом фоне, оставим за скобками. Это жертва оформительскому концептуализму. Не знаю, только ли у меня при взгляде на страничку, посвященную зеленому цвету, возникает стойкая реминисценция с всемирно известной работой художницы-авангардистки Ольги Розановой "Зеленая полоса"?
Green_Stripe_(Rozanova,_1917).jpg
В 1930-м году обложка становится менее экспрессивной.
109477_1.jpg
  Следующее четвертое по счету издание "Книжки этой про четыре цвета" вышло спустя четыре года, 1934 году, в Детгизе. Оформил его 32-летний будущий признанный мастер книжной иллюстрации Андрей Андреевич Брей. Открываем обложку, и тут нас ожидает сюрприз! При полностью сохранившемся названии книжки под обложкой четвертого издания совершенно другой поэтический текст Нины Саконской.  Другой текст, другой художник... Что общего с предшествующими изданиями? Только название. Почему же автору потребовалась такая кардинальная переделка? Склоняюсь, что изменения были вынужденными, так как неудачными предыдущие стихи вряд ли можно назвать, да и явно видно, что книжка пользовалась успехом. Мое предположение - после сворачивания в СССР новой экономической политики живописный образ четырех нарядных сестричек с денежками в кармашках стал идеологически  чуждым. В новом тексте Нина Саконская использовала описание цветных одежек детей как подводку к кульминации - игре-угадайке в конце книжки. Наверное, это было оправданно, иначе возможно книжка "Про четыре цвета" кануло в Лету вместе с эпохой НЭПа.

IMG_0379.JPG
Collapse )

Барто А. "Братишки". Худ. Г. Ечеистов, 1935г

Книжка о временах, когда слово интернационализм было не пустым звуком.
Георгий Ечеистов оформил книжку вполне себе в духе конструктивизма, о чем могут свидетельствовать многочисленные графические элементы, орнаменталистика (замечательно подчеркивающая те или иные национальные традиции), изображение производственных процессов. Хоть и не долго Георгий ходил в учениках Бориса Григорьева, но, чувствуется, многое от него перенял, в первую очередь в колористике.

IMG_9751.JPG
Collapse )

Андерсен Г.-Х. "Огниво". Рис. В. Таубера, 1962г.

"Огниво" - одна из самых любимых сказок детства. Присутствуют все необходимые элементы: Отважный главный герой, подземелье, сокровища, ужасные твари (летающие собаки с огромными глазами), страх, победа над колдуньей - олицетворением зла, смекалка (крестики на воротах). Завораживало!
Книжки с иллюстрациями Таубера традиционно очень востребованы у коллекционеров детской букинистики.

IMG_0041.JPG

Collapse )

Репост, посвященный Дню космонавтики!

6 лет назад опубликовал пост, посвященный сегодняшнему празднику. Самое время вспомнить!

"У Сереги было две особенности. Первая заключалась в том, что разговаривал он сплошь цитатами из фильмов и мультфильмов. Причем без разницы где и с кем - и дома, и на работе, и в автосервисе, и на деловых встречах с партнерами. Второй его особенностью было то, что День космонавтики он ставил выше всех других праздников. Всегда носил небольшой детский значок с Гагариным.
Не смотря на то, что Серега был высоким, суровым с виду, вечно небритым мужчиной за 30, он осознанно играл в эту игру и получал от неё неописуемое наслаждение.
Каждый год накануне праздника он ходил по большому офису, оживленно потирал руки и, подходя то к одному, то к другому коллеге, заглядывал в глаза и весело вопрошал: "Ну что?!!!" Сотрудники понимали, что по такому важному поводу нужно скинуться и вынимали бумажники. Собрав деньги, Серега после работы ехал в магазин.
Наутро он приезжал на работу и начинал планомерно обходить отдел за отделом и поздравлять с самым важным праздником.
В ответ на - "И тебя, Серега, тоже с праздником", он всем отвечал одно и то же: "Да, Юра - он один такой!". Когда все в офисе были рукопожаты и поздравлены, он садился за стол и начинал методично поздравлять всех своих знакомых по телефону.

- Николый Ниныч, привет! Узнал?
...
- С праздничком тебя!
...
- Спасибо. Юра - он один Такой!


- Леха, привет дорогой!
..
- С праздничком тебя! И Ленке мои поздравления!
...
- Юра - он ведь такой один! Ага. Ну будьте здоровы!

- Мишаня, салют! ... и т.д.

В этот день на компьютере Серега включал репертуар исключительно тематических советских песен: "Заправлены в планшеты космические карты...", "Родина слышит, Родина знает...", "Он сказа поехали...". Шевеля губами, подпевал им.
После работы мужская часть коллектива чествовала подвиг первого советского космонавта за небольшим столом. Сдвигались стаканы, произносились памятные речи. По традиции, забрав недопитую бутылку, Серега созванивался с каким-то легким на подъем товарищем и вместе они ехали на Ленинский проспект к памятнику Юрию Алексеевичу Гагарину. Там находили единомышленников и вместе допивали остатки водки. Серега всем демонстрировал свой значок.
Раньше каждый год 12 апреля Серега походил ко мне и, заглянув в глаза, весело вопрошал: - "НУ ЧТО!?"
Теперь он звонит:
- Приветствую! Узнал?
...
- Вот, поздравляю тебя с нашим общим праздником!
...
- Ну ты там не забудь поднять тост за Юру. Он ведь один такой!...

Уверен, сегодня Серега обязательно позвонит!"

(no subject)

Эта картинка очень хорошо характерзует мое самоощущение на фоне раздающегося из каждого утюга апокалиптического кликушества.

IMG-20200407-WA0000.jpg

Вновь констатирую патологическое собственное разгильдяйство и веселый пофигизм.
В пассиве - не закупил крупу, спички и туалетную бумагу. Не сумел раздобыть ни одной защитной маски.
В активе - выспался. Практически через день езжу на дачу. Благодаря ранней весне впервые удалось обрезать ВСЕ насаждения, достать на свет Божий после зимовки все бонсай и подформировать их. На все-про-все потребовалось полных семь дней.
Хожу, жмурюсь, радуюсь Солнцу!

А. Стоврацкий "Наш двор" Худ. Шпилько О.А., 1942г.

Третья книжка из обещанной серии "особенных" книг конца 30-х - начала 40-х годов.
Таких ярких цветных детских книжек во время Великой Отечественной войны вышли единицы. 1942-й год. Фашистские войска отброшены от Москвы. Впереди Сталинградская битва. Наркомздрав в условиях военной разрухи выпускает очень правильную, очень нужную книжку о том, что порядок в твоем дворе, в твоей комнате - это прежде всего твоя зона ответственности.
Формат книжки уменьшенный. Тонкая издательская обложка. Тираж 25 тыс. экз.

IMG_0424.JPG
Collapse )

А помнишь как все начиналось?

В продолжение темы, затронутой в предыдущем посте, предлагаю вашему вниманию еще одну особенную книжку предвоенной поры. Сборник этот знаком абсолютному большинству читателей. Он был так популярен, что переиздавался в СССР более десятка раз общим тиражом 2,2 млн экземпляров. И переиздавался неизменно в оформлении Александры Якобсон, одной из моих любимейших художников-иллюстраторов. Настолько органичным было художественное оформление книжки.
А началось все в первого издания 1940 года, которое вы впервые можете сегодня увидеть. Первые варианты иллюстраций отличаются от последующих.
Экземпляр, попавший ко мне, прошел испытание временем и любовью многочисленных маленьких читателей, а она, как известно, которая иногда беспощаднее чем время ). Но мне это очень нравится. В японской культуре есть уникальное понятие ваби-саби - неподдельная красота/ценность несовершенства. В прикладном смысле признаки ваби-саби   - это своего рода печать времени на предмете, следы его бытования, утилитарного использования, которые в совокупности подчеркивают почтенный возраст конкретного предмета материальной культуры. Это могут быть небольшие сколы или трещинки фарфоровых изделий, патина и вмятины у бронзового чайника, нагар и отполированный до блеска пальцами чубук курительной трубки. У книг почтенный возраст выдает главным образом изменившийся цвет бумаги, временные пятна или фоксинги, истонченные от перелистыванияуголки страниц  уголки. Не смотря на то, что мои "Рассыпушки" прошли профессиональную реставрацию, можно видеть, что жизнь у книжки была трудная ))).

IMG_0522.JPG
Формат увеличенный. Тонкая издательская обложка. Тираж 100000 экз.
Collapse )